• Джованни Беллини

    У нас нет надежных данных, подтверждающих место и дату рождения Джованни Беллини. Принято считать, что он появился на свет в начале 1480-х годов. Его родным городом называют Венецию — потому лишь, что многие представители славной фамилии Беллини (как и сам герой нашего выпуска) жили и работали в этом городе. Но действительно ли он родился здесь — мы не знаем.

    Джентиле и Джованни Беллини были сыновьями Якопо Беллини (ок. 1400-1470), считавшегося лучшим венецианским художником своего времени. Кроме Джентиле и Джованни, Якопо имел еще одного сына. Единственная дочь Якопо Беллини в 1453 году вышла замуж за вскоре прославившегося живописца Андреа Мантенью.

    У кого Джентиле и Джованни учились художественному ремеслу? Вероятнее всего, у своего отца. По крайней мере, никаких данных, которые опровергли бы это предположение, мы не имеем. Зато мы имеем сведения, что уже в 1459 или 1460 году Якопо Беллини и его сыновья вместе работали для одной из падуанских церквей. Художники поставили свои подписи на алтарном образе (к сожалению, не сохранившемся до наших дней).

    Ко времени поездки в Падую относится и первое документальное свидетельство, имеющее отношение к Джованни Беллини. Этот документ датирован 2 апреля 1459 года, и художник упоминается в нем в качестве свидетеля по судебному иску. Как следует из этой бумаги, Беллини проживал в то время в торговом центре Венеции, в «доме возле моста Риальто».

    Известно, что у Беллини была жена по имени Джиневра — впервые о ней упоминается в документах, относящихся к 1485 году. Судя по завещанию, оставленному сыном Беллини, она умерла в 1498 году. Вполне возможно, что после ее смерти художник женился вторично — на женщине, которая была много моложе его. Если верить источнику (заверенное нотариусом завещание), эту женщину звали Марией; в завещании она именует себя «вдовой живописца Джованни Беллини». Некоторые исследователи, правда, полагают, что эта женщина была вдовой другого живописца, полного тезки того Беллини, который нас интересует.

    Кое-какие сведения о характере художника мы можем почерпнуть из письма Альбрехта Дюрера, встречавшегося с Беллини в 1506 году. Дюрер говорит о Беллини в превосходных степенях, что и понятно — ведь он был единственным из венецианских живописцев, кто с уважением отнесся к приехавшему из Германии собрату. Более того, он даже открыл Дюреру некоторые секреты мастерства (которые прочие художники хранили в строжайшем секрете).

    Внешне жизнь Беллини выглядит спокойной и даже несколько скучной. Художник постепенно шел к славе, не переживая ни головокружительных взлетов, ни неожиданных падений. Судя по всему, он был домоседом и редко покидал Венецию.

    В середине 1470-х годов Беллини обратился к масляной живописи — видимо, под влиянием Антонелло да Мессина, посетившего Венецию в 1475—76 годах. Мессина был пионером масляной живописи в Италии. Согласно Вазари, он учился в Нидерландах у Яна ван Эйка и привез в Италию секреты живописи маслом, которые перенял у своего учителя. Вряд ли этой истории следует верить — Антонелло да Мессина «не вышел летами», чтобы учиться у ван Эйка. Как бы там ни было, его работы произвели большое впечатление на Беллини, и вскоре он уже сам стал признанным мастером масляной живописи.

    Официальное признание Джованни Беллини получил в 1479 году, когда создал первые работы для Дворца дожей. К сожалению, вся серия картин на сюжеты из истории Венеции погибла во время пожара 1577 года, когда Дворец дожей выгорел почти дотла. Но эти полотна, несомненно, были очень хороши, — ведь именно с этого времени Беллини начал работать по государственным заказам.

    Впрочем, большинство заказов художник получал от частных клиентов (в Венеции всегда жило много состоятельных граждан) и местных церквей. От «далеких» заказов он почти всегда отказывался. Например, только после долгих переговоров он уступил Изабелле д'Эсте и написал картину для ее дворца в Мантуе. Заказчица обладала недюжинным терпением — первое «предложение о сотрудничестве» она направила художнику в 1496 году, но принял он его лишь в 1501 году. А написал-таки сцену Рождества (ныне эта картина утрачена) спустя еще три года.

    Изабелла хотела иметь картину работы Беллини для своей «студиоло» в герцогском дворце в Мантуе. Термин «студиоло» означает небольшую комнату, в которой аристократы-интеллектуалы того времени хранили самые дорогие их сердцу «культурные ценности». Для своей «студиоло» Изабелла старалась приобрести картины лучших художников, и, хотя, например, Леонардо да Винчи не принял приглашения герцогини, на службе при ее дворе перебывало немало известных живописцев того времени, включая Андреа Мантенью. Заказанную Беллини картину Изабелла пожелала оплатить вперед. В 1505 году она вновь обратилась к Беллини — с просьбой написать полотно на античный сюжет. На сей раз художник не раздумывая отклонил предложение.

    Эта история недвусмысленным образом показывает, как сильно изменился в эпоху Ренессанса статус живописца. Если раньше он был обязан безропотно подчиняться капризам заказчиков, то теперь клиент (даже самый влиятельный) смирялся с прихотями художника.

    Посетивший Венецию в 1506 году Альбрехт Дюрер назвал Беллини «очень старым, но по-прежнему лучшим из живущих ныне художников». Беллини до самой смерти сохранил ясность ума и твердость руки. Он с интересом встречал новые веяния в искусстве и благосклонно внимал идеям своих учеников (среди которых были Джорджоне и Тициан). Незадолго до своей смерти, в 1514 году, Джованни Беллини написал для герцога д'Эсте, брата упомянутой Изабеллы, картину «Пир богов». Как явствует из названия, сюжет работы был откровенно языческим. Но старый художник, всю жизнь писавший картины на религиозные темы, не смутился этим. Возможно, подобный сюжет показался ему интересным, что лишний раз свидетельствует об удивительной живости его ума.

    Умер Беллини в ноябре 1516 года, будучи приблизительно 85 лет от роду. Его похоронили с великими почестями, подобающими его положению «официального живописца Венецианской республики».