• Венецианская Академия изящных искусств — кузница кадров эпохи Возрождения

    Век жив — век учись, гласит народная мудрость. В прекрасной Венеции, разумеется, нужно учиться чувствовать все прекрасное и изящное, которого здесь так много. Еще в далекие от нас века такого рода чувства поставили на профессиональную основу, то есть создали школу - Академию изящных искусств Венеции (L'Accademia di Belle Arti di Venezia). В этом заведении обучали живописи, скульптуре и архитектуре. Инициатива создания принадлежала Венецианскому Сенату, и было это в середине XVIII века. Разумеется интересно, что осталось от этого заведения сегодня, прошло ли оно сквозь века, и в каком виде сохраняется его наследие.

    Исторически менялись названия, менялись здания, но оставалась суть художественного искусства. Некоторые уверяют, что тут постарались и венецианские художники, которые тоже желали создания академии. Более всего она стала известна своим музеем, или Галереями Академии. Дело в том, что в начале позапрошлого века на базе школы живописцев возник музей, который непрерывно пополнял свои коллекции. И хотя коварный император Наполеон и пытался прикрыть все хранилища живописи, то есть церкви, настоящее искусство всегда пробьет себе дорогу, особенно если речь идет о Тициане (Tiziano) или Тинторетто (Tintoretto), гениях эпохи Возрождения.

    Собственно об истории Галерей долго рассказывать нечего — все знают какой это замечательный музей, тысячи туристов любуются картинами в здании на Гранд Канале (Canal Grande). А замысел создать в Венеции живописный образовательный центр, чтобы она не отставала от прочих европейских столиц, как видим вполне удался. В начале XIX века Академию стали называть «Accademia Reale di Belle Arti», то есть Королевская академия изящных искусств. Живопись средневековья собрана тут блестящей россыпью, вообще говоря во главе Академии и были живописцы-основатели. Так что этапы большого пути Академии можно проследить по ее Галерее, где работы размещены в хронологическом порядке.

    Но и сегодня венецианская живопись не замерла в своем развитии, хотя некоторые и склонны глядеть лишь во тьму веков. Вот скажем Джан Карло Венуто (Gian Carlo Venuto), художник-эклектик, дипломированный Академией Изящных искусств Венеции в конце семидесятых годов XX века, широко известен в узких кругах — он преподает в Академии художеств Брера (The Academy of Fine Arts of Brera), чтобы ученики вполне владели искусством росписи. Творец поработал ассистентом кафедры Живописи и художественной анатомии Венецианской Академии изящных искусств, потом был доцентом на ее кафедре Росписи. Частные коллекционеры, как итальянские, так и зарубежные, борются за право разместить его творения у себя, его мозаики можно найти во многих известных музеях.

    Так что традиции, заложенные первым директором — живописцем Джованни Пьяцеттой (Giovanni Battista Piazzetta), а затем первым президентом Академии Тиеполо (Tiepolo), избранным в 1756 году, когда Академия стала государственной, людьми, возглавлявшими учебное заведение в начале его славного пути, бережно сохраняются и приумножаются. Конечно когда-то академическая Галерея лишь сохраняла учебные пособия для учеников, а также помогала спасти наследие морской Венецианской республики, с которой император Наполеон обошелся неласково. Теперь же коллекция более известна, чем сама Академия, без которой конечно художники не смогли бы получить столь высококлассную подготовку, что теперь весь мир стремится посмотреть их работы.

    Сегодняшние студенты Венецианской академии изящных искусств продолжают один за другим создавать если не шедевры, то вполне достойные работы. Вот например Анастасия Толстова, которая учится в магистратуре Академии, на курсе Новых технологий в искусстве, радует поклонников изображением мадонн, осенних раздумий, страстями по небесам, и прочими, выполненными под влиянием музы, регулярно прилетающей на своих белоснежных крыльях к тем, кто имеет радость и счастье здесь стажироваться. Портреты, изображения близких, размышления о жизни и смерти — нет такой темы, за которую не решился бы взяться здешний воспитанник, потому что Италия прививает любовь к прекрасному тем кто умеет смотреть.

    Не забудем и о Ливио де Марки (Livio De Marchi), прекрасном скульпторе по дереву, который также изучал в Академии искусство рисунка. Никто лучше его не умеет вырезать деревянный орнамент, у него в доме, в сотне километров от Венеции, вообще все деревянное, даже кресла. Сам дом тоже конечно собран из деревянных кубиков с резьбой. Шторы, лампы, игрушки, тарелки, вилки — все абсолютно изготовлено мастером из хвойных пород, даже одежда. Путешествует он на деревянном водоплавающем автомобиле. Так что про его «Ягуар» и «Феррари» действительно можно сказать — ручная работа.

    Несмотря на быстрый бег веков, до сих пор собственность Академии вызывает не утихающие споры. Скажем картина Питера Рубенса «Портрет молодой девушки» до позапрошлого столетия была собственностью венецианской Академии, как явствует из подписи на задней части холста. Теперь это считается прямо открытием, до того эта ранняя работа Рубенса не выставлялась, а была в частных руках. Так что несколько миллионов долларов достанутся ее владельцу, сокровища Академии подобны бриллиантам, но разумеется главное в собрании — это сами художники, настоящие и будущие, стажирующиеся и обучающиеся здесь, без которых живопись невозможна.

    Вот так вот, господа и дамы, сеньоры и сеньориты, и прошла сквозь века знаменитая академия живописи, наследием которой мы восхищаемся до сих пор. Так что если в вас живет незаурядный художественный талант, вы можете к ней присмотреться. Разумеется даже стажировка в прекрасной Венеции не сделает автоматически из вас или вашего ребенка Рембрандта или Рубенса. Однако несомненно это может расширить кругозор и научить понимать, а иногда и творить нечто прекрасное, а не как обычно. Так что идите в академические Галереи, присматривайтесь, следуйте принципу «делай с нами, делай как мы, делай лучше нас», и если вы поверите в свои силы и проявите терпение и талант, может быть вас тоже выставят тут и потомки будут изучать ваше творчество лет через триста.